К тому же клиенты часто ведут себя жестоко. У меня пять раз стреляли, 13 раз резали ножом. Не знаю, почему эти мужчины на меня набрасывались. Все, что я знаю – общество создало им для этого комфортные условия. Они приходили со своей яростью, психической болезнью или что там у них было и срывали все это на проститутке, зная, что я не пойду в полицию, а если бы даже и ушла, никто меня серьезно не воспримет. Вообще мне очень повезло. У меня были знакомые – красивые девушки, так и погибшие на улице.

Я также провожу внешкольные клубы для девочек – таких, как я была в 1970-е годы. Обычно мне достаточно побыть с девушкой несколько минут, чтобы определить, угрожает ли ей опасность. Но снаружи эти девушки очень разные. Одна может быть очень тихой, замкнутой, не подводить глаз, а вторая – шумной, наглой, постоянно ищущей неприятностей. Обе они страдают от домашнего насилия, но борются с этим по-разному. Единственная общая черта – то, что они никому об этом не рассказывают. Лишь со временем, осознавая, что я тоже прошла через то, что они проходят, они начинают со мной делиться. Мы поддерживаем отношения с 13 девушками, которые закончили школу и учатся в техникумах, а некоторые и в университетах, получив стипендию. Они пришли к нам в 11, 12, 13 лет уже разрушенными. Но сейчас они направляются к звездам.

Существуют разные мнения относительно проституции. Некоторые считают, что для работниц было бы лучше, если бы эту деятельность легализовали. Думаю, можно сказать, что у каждой женщины есть своя история. Возможно, это нормально для этой женщины, которая оплачивает себе обучение на юридическом факультете, но ненормально для этой, которая используется с детства, которая даже не знала, что у нее есть другие возможности, которая пыталась заработать себе на еду. Но позвольте вас спросить: вы бы поощряли кого-нибудь сменить работу на проституцию? Сказали бы кому-нибудь из подружек или родственниц: "Слушай, а ты рассматривала этот вариант? Думаю, это прекрасная карьерная возможность для тебя!"

Я заработала 400 долларов, но не стала тратиться на такси. Я уехала домой на метро и отдала почти все деньги бабушке, которая не спросила, откуда они у меня появились. На следующей неделе я вернулась на то же место. Бабушка, похоже, была довольна, когда я снова принесла домой деньги. Но на третий раз двое мужчин, угрожая пистолетами, запихали меня в багажник своей машины. Они поступили так потому, что у меня "не было представителя" на той улице, как они это назвали. Но на тот момент я видела лишь немного света в багажнике, а потом снова лицо этих двух мужчин с пистолетами. Сначала меня увезли в открытое поле и там изнасиловали. Затем – в гостиничный номер, где они заперли меня в шкафу.

К тому же клиенты часто ведут себя жестоко. У меня пять раз стреляли, 13 раз резали ножом. Не знаю, почему эти мужчины на меня набрасывались. Все, что я знаю – общество создало им для этого комфортные условия. Они приходили со своей яростью, психической болезнью или что там у них было и срывали все это на проститутке, зная, что я не пойду в полицию, а если бы даже и ушла, никто меня серьезно не воспримет. Вообще мне очень повезло. У меня были знакомые – красивые девушки, так и погибшие на улице.

Сейчас в этой организации работают над разработкой пособий, где расскажут, куда обращаться девушкам в случаях насилия, если нужна психологическая реабилитация или медицинская помощь, как правильно себя вести в тех или иных ситуациях. В этом направлении, по словам Юлии Дороховой, ведется постоянная работа. По всей Украине существуют инициативные группы, которые даже проводят для девушек этой профессии тренинги. – Недавно еще была одна ситуация в Киеве. К нам обратилась девушка-переселенка со своей матерью, долгое время жившая за счет того, что она предоставляла vip-услуги в секс-сфере. И вот когда она решила выйти из профессии, ей сказали, что она должна заплатить определенную сумму средств, чтобы покинуть это дело. Ее начали шантажировать. Риск для ее здоровья и жизни был достаточно велик, однако мы нашли выход и помогли ей, — убеждает председатель благотворительной организации.

Все это – типичное поведение сутенеров, цель которого – сломить волю девушки. Меня держали там долгое время. Я умоляла их выпустить меня оттуда, потому что была голодна, но меня выпустили только тогда, когда я согласилась на них работать. Некоторое время, около полугода, они торговали мной, как собственностью. Домой меня не отпускали. Несколько раз я пыталась скрыться, но меня ловили и делали мне очень больно. Позже меня перепродали другим сутенерам.

Итак, однажды вечером – это была, к тому же, Страстная пятница – я вышла на угол улиц Дивижен и Кларк и заняла место перед гостиницей "Марк Твен". На мне был костюмчик стоимостью 3 доллара 99 центов, дешевые туфли из кожзаменителя и яркая оранжевая помада, которая, как я считала, прибавит мне немного возраста. Мне было четырнадцать, и я проплакала всю ночь. Но это я сделала. Мне это не нравилось, но пять мужчин, с которыми я успела встретиться в ту ночь, показывали мне, что и как делать. Они видели, что я очень юная, и, казалось, им это нравилось.

Бренда Майерс-Павелл начала работать шлюхой в начале 1970-х, когда была еще ребенком. Ниже она описывает, как втянулась в "уличную работу" и почему тридцать лет спустя посвятила жизнь тому, чтобы помогать другим юным девушкам не попасть в ту же ловушку. Предостерегаем, что некоторых эта статья может неприятно поразить. С самого начала жизнь возвращалась ко мне не лучшей стороной – но я, как могла, старалась ее развернуть.

И немного конкретики… Проституция в Украине запрещена. Непосредственное предоставление сексуальных услуг подпадает под административную ответственность - штраф до 3200 гривен или общественные работы. Однако за содержание публичных домов или сутенерство предусмотрено более жесткое уголовное наказание вплоть до лишения свободы на срок до 15 лет.